Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам

Статья на тему: "Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам" от профессионалов для людей. Обязательно дочитайте до конца.

Врачи получают миллиарды от фармацевтических компаний

Только за год 44 фармкомпании перевели российским врачам более 3 млрд рублей, сообщает DEITA.RU.

В июне 44 фармацевтические компании отчитались о выплатам российским врачам. Официально — за участие в конференциях, лекциях и помощи в консультациях. По данным РБК, суммарно компании потратили на это 3,5 млрд рублей.

Средний размер выплаты от компаний врачам составил от 24 тысяч до 252 тысяч рублей. Сумма зависит от компании. Еще 2,9 млрд рублей получили врачи, которые пожелали остаться анонимными.

Больше всего врачам заплатила фирма Bayer — 498,6 млн рублей. Точное количество врачей, которые получили вознаграждения, неизвестно. По оценкам РБК, их от 4 тысяч человек до 7 тысяч человек.

Также известно, что по итогам прошлого года 30 российских врачей получили от фармкомпаний более миллиона на руки. Так, специалист-репродуктолог из Челябинска в 2018 году получила 2,7 млн рублей.

Ряд компаний сократили выплаты врачам за рекламу своей продукции

Как заявляют аналитики издания ProPublica, на фоне грядущего вступления в США в силу Закона об открытости врачей (Sunshine Act) многие фармацевтические компании сократили выплаты врачам за продвижение своей продукции, сообщает FirstWord Pharma.

Так, по данным издания, Pfizer сократил выплаты на 62% – с 22 млн долл. в 2011 г. до 8,3 млн долл. в 2012 г. Eli Lilly урезала сумму платежей на 55% за этот же период – с 47,9 млн долл. до 21,6 млн долл.

Novartis израсходовал на выплаты врачам за рекламу продукции в 2012 г. на 40% меньше, чем в период с октября 2010 г. по сентябрь – 14,8 млн долл. против 24,8 млн долл.

По данным ProPublica, GlaxoSmithKline, объявившая в декабре 2013 г. о прекращении поощрительных выплат врачам, снизила расходы на эти цели с 24 млн долл. в 2011 г. до 9,3 млн долл. в 2012 г.

Тем не менее, расходы Johnson &Johnson выросли на 17%, у AstraZeneca остались на уровне 2012 г. после значительного снижения в 2011 г.

Первые отчеты о выплатах врачам по Закону об открытости врачей от фармацевтических компаний и производителей медоборудования ожидаются в сентябре 2014 г. Производители отчитаются за период с августа по декабрь 2013 г.

Представители некоторых фармкомпаний утверждают, что сокращение выплат за продвижение продукции связано не с новым законом, а с окончанием сроков действия патентов на целый ряд ключевых препаратов, в т.ч. Zyprexa (Eli Lilly), Lipitor (Pfizer), Femara и Diovan (оба Novartis).

Фармкомпании выплатили за год в пользу российских врачей и медорганизаций более 7 млрд рублей

С 2016 года международные фармацевтические компании, входящие в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM), публикуют информацию о платежах, осуществленных в пользу специалистов и организаций здравоохранения, а также на разработки и исследования. В 2015 году общая сумма выплат составила 11,7 млрд рублей, в 2016 году она выросла до 13,6 млрд. При том, что еще несколько членов AIPM до сих пор не раскрыли эту информацию.

Речь, конечно, не идет о прямых выплатах, которые запрещены. Фармкомпании раскрывают информацию о косвенных платежах и предпочитают называть их передачей ценностей. Участники проекта подчеркивают, что фармфирмы не могут не взаимодействовать с врачами, однако эти отношения должны быть прозрачными. Как правило, речь идет о конференциях и образовании. В единой форме отчета есть графы выплат врачам, например, «регистрационные взносы», «проезд и проживание» (эта графа заполняется редко). В основном за врачей вносят регистрационные взносы конференций и платят за оказание услуг и консультирование. В адрес медорганизаций деньги идут в рамках спонсорских соглашений по организации каких-либо мероприятий, осуществляются пожертвования и выдаются гранты.

«В отличие от многих других стран, где требование о раскрытии информации о передаче ценностей в рамках взаимодействия фармацевтической индустрии и медицинского сообщества обязательно для всех производителей в силу закона, в России данная инициатива реализуется в качестве нормы саморегулирования и закреплена только в Кодексе надлежащей практики AIPM. И хотя пока она может кем-то трактоваться неоднозначно, тем не менее мы убеждены, что это магистральный путь к развитию более цивилизованных отношений между фармотраслью и медицинскими работниками, а также повышению их взаимной ответственности перед обществом», – комментирует исполнительный директор AIPM Владимир Шипков.

Все выплаты делятся на три группы: врачам, медицинским организация и передача ценностей, связанная с исследованиями и разработками. Больше всего средства фармпроизводители направляют на разработки и исследования. В 2016 году международные фармпроизводители в России на эти цели направили 6,4 млрд рублей, в 2015-м – около 5 млрд. Платежи в пользу врачей в 2016 году составили 3,3 млрд рублей, это немного меньше по сравнению с предыдущим периодом (3,4 млрд). Выплаты медорганизациям, напротив, выросли с 3,27 млрд в 2015 году до 4,1 млрд в 2016-м.

Лидером по выплатам в пользу специалистов и организаций российского здравоохранения, а также на разработки и исследования стала компания Janssen — ее платежи составили 1,8 млрд рублей. При этом львиную долю компания потратила на разработки и исследования – 1,4 млрд. На втором месте по общим выплатам Pfizer с результатом 1,1 млрд, на третьем – AstraZeneca, сумма выплат которой 1,09 млрд рублей. Обе компании примерно половину средств тратили на исследования. В первую пятерку вошли Sanofi (984 млн) и Novartis (752 млн)

Первое место по выплатам в пользу врачей занимает Bayer, которая потратила 298 млн рублей, на втором месте AstraZeneca (289 млн), на третьем – Takeda (246 млн).

Из тех, кто предпочитает работать с медицинскими организациями, верхнюю строчку занимает Celgene (367 млн рублей), затем идут Sanofi (327 млн) и Janssen (278 млн).

По финансированию разработок, как было уже сказано выше, первенство за Janssen, затем идут Pfizer (624 млн рублей) и AstraZeneca (495 млн).

Объем выплат врачам от фармкомпаний не меняется третий год

Фармацевтические компании, члены российской Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), выплатили в пользу врачей за участие в научных конференциях, компенсациях расходов на поездки и проживание, вознаграждениях за консультации и пр., более 3,3 млрд руб., подсчитал РБК.

Читайте так же:  Способы оплаты штрафов гибдд

Как сообщал ранее «ФВ», ежегодно, начиная с 2016 г., члены российской AIPM публикуют информацию о платежах, осуществленных в пользу специалистов и организаций здравоохранения. Речь идет о косвенных платежах. Как правило, это конференции и образование. В единой форме отчета есть графы выплат врачам, например, «регистрационные взносы», «проезд и проживание». В основном за врачей вносят регистрационные взносы конференций и платят за оказание услуг и консультирование. В адрес медорганизаций деньги идут в рамках спонсорских соглашений по организации каких-либо мероприятий, осуществляются пожертвования и выдаются гранты.

В течение 2016-2018 гг. сумма выплат врачам остается стабильной – 3,3 млрд руб. В 2015 г. Объем был выше – 3,4 млрд руб.

Лидером по выплатам врачам в 2018 г. стала компания Bayer — 498,6 млн руб. На втором месте – Novartis c 406 млн руб., на третьем – Pfizer с 288 млн руб. На последнем месте с выплатами в размере 1,9 млн руб. Celgene.

Amgen стала компанией с самой растущей динамикой, объем платежей у нее вырос с 3,1 млн до 44,2 млн руб. Также динамично падали расходы на эти цели у Ipsen: с 471,2 млн руб. в 2017 году до 41,9 млн руб.

Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам

Фармацевтические компании в своих отчётах объявили сумму, которую они выплатили российским врачам за минувший год.

Порядка 3,3 млрд рублей потратили фармацевтические компании на участие врачей в научных конференциях, компенсацию расходов на перелёты и проживание и в качестве награды за их консультации.

Эту общую сумму получили 42 тысячи отечественных медиков. По факту же деньги, в большинстве случаев, платятся за продвижение того или иного лекарственного препарата пациентам, которые обязаны прописывать доктора, получив некоторую сумму за подобное действие.

Как отмечается специалистами, лишь небольшая часть докторов дала своё согласие на обнародование информации о количестве полученных средств.

Выплаты фармы российским врачам остались на уровне предыдущего года

Более 3,3 млрд руб. составила в 2018 г. сумма выплат фармацевтических компаний российским врачам. Получателями средств были свыше 42,4 тыс. специалистов, вознаграждение 29 из них превысило 1 млн руб.

Отчеты 43 фармацевтических компаний, входящих в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM), о так называемой передаче ценностей – выплатах за участие в научных конференциях, компенсациях расходов на поездки и проживание, вознаграждениях за консультации и т.п. – российским специалистам здравоохранения в 2018 г. изучил РБК. Согласно подсчетам, общая сумма выплат осталась на уровне 2017 г. Как и ранее, не все члены AIPM раскрыли информацию.

При этом количество специалистов, давших согласие на раскрытие информации о собственном вознаграждении, по сравнению с 2017 г. снизилось и составило 9,4 тыс. человек. Общая сумма выплат таким специалистам – 607,4 млн руб. Средний размер выплаты – от 24 тыс. до 252 тыс. руб. в зависимости от компании.

Количество специалистов, не согласившихся на раскрытие информации, – не менее 33 тыс. человек. Точное количество указать невозможно, поскольку из отчетности многих компаний нельзя сделать вывод, получил ли врач больше одной выплаты или нет.

Общая сумма выплат анонимным специалистам – 2,7 млрд руб. Средний размер выплаты – от 10 тыс. до 310 тыс. руб.

Больше всего врачам в 2018 г. перечислила немецкая Bayer — 498,6 млн руб. Количество медиков, получивших выплаты, может составлять от 3,9 тыс. до 7 тыс. человек. Конкретная информация приведена только в отношении 74 человек.

Наименьший размер выплат в 2018 г. (1,9 млн руб.) – у американской Celgene. Деньги получили 24 специалиста, из которых лишь о 7 информация раскрыта.

Согласно данным очетов, у 29 российских врачей размер платежей от фармкомпаний превысил 1 млн руб. Лидером рейтинга стала специалист-репродуктолог из Челябинска Татьяна Пестова. От Merck за «оказанные услуги и консультирование» она получила в 2018 г. почти 2,7 млн руб., еще 164 тыс. руб. (из них 102 тыс. – компенсация транспортных расходов) ей перечислила Abott.

Главному внештатному эндокринологу министерства здравоохранения Краснодарского края Инне Кудлай та же Merck перечислила за услуги и консультации 2,6 млн руб. Еще 7 тыс. руб. в качестве компенсаций транспортных расходов врач получила от Ipsen. Но в беседе с корреспондентом РБК Кудлай завила, что вообще не работает ни с Merck, ни с Ipsen.

Отказался комментировать заявленные в отчетности венгерской Egis почти 2,2 млн руб. директор терапевтический клиники и заведующий кафедрой терапии, клинической фармакологии и скорой медицинской помощи МГМСУ им. А.И. Евдокимова Аркадий Верткин.

Как работают мед. представители (репортаж 1 канала)

Российская фармацевтика подросла на 125%, это цифры от премьера Медведева. По его словам, темпы высокие, причем речь идет не о расфасовке иностранных таблеток, а о реальном производстве своих препаратов взамен дорогих импортных. По словам Медведева, они не менее эффективны, это он говорил на встрече с Полтавченко, губернатором Петербурга, где делают почти 20% всех российских лекарств. Но посмотрим с другой стороны — да, российские препараты есть, зачастую они в разы доступнее, чем импортные. Но врачи рекомендуют импортные, дорогостоящие, и зачастую не потому, что они лучше лечат.

Она не жалуется на здоровье, но по врачам ходит каждый день. Пока у кардиолога пациент — Мария идет к терапевту. Главное — попасть в кабинет. Остальное для профессионального медпреда, то есть медицинского представителя, дело техники.

Чем больше больных — тем лучше. Мария не продает, а убеждает. Даже самый последний скептик в белом халате должен знать: препарат ее компании — лучший на рынке.

«Фармацевтическая компания, чтобы достучаться до врача, использует мультиканальную систему продвижения», — поясняет директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения г. Москвы Давид Мелик-Гусейнов.

И в этой системе самый короткий путь — через медпреда. Прямой контакт с глазу на глаз представителя фармкомпании и врача в России — дело легальное. Если в Европе медицинский представитель не имеет права переступать порог клиники, и за этим следят, то у нас отношения между врачами и фармацевтами настолько тесные, что в рецептах часто указываются конкретные названия лекарств, что противозаконно. И за этим не уследить.

«У каждого лекарственного препарата есть свое действующее вещество, то есть непатентованное наименование, и врач должен выписать рецепт, указав действующее вещество, а не торговую марку. Зачастую это тоже нарушается правило, и врачи конкретную торговую марку выписывают в этих рецептах», — рассказывает Давид Мелик-Гусейнов.

Сами доктора признаются: руководство клиник, как правило, в курсе и в доле. Чтобы повысить продажи, врачей загоняют на добровольно-принудительные лекции.

«Говорят «сегодня лекция», а часто даже не говорят, что это лекция, а говорят «собрание». Мы приходим, а там лекция читается, какой-нибудь окружной специалист или профессор, и фармпредставители сидят. Обычно в рабочее время, когда пациенты записаны и сидят под дверью», — рассказывает участковый врач-терапевт Анна Землянухина.

Читайте так же:  Увольнение гражданского служащего

Но лекции далеко не всегда в больничных стенах. Расчет на то, что врачи тоже люди, а клятва Гиппократа теряет силу, когда доктор расслабляется в уютной обстановке. За чужой счет.

«Мы просто их приглашаем в уютные места. Получается, в ресторане очень удобно. Мы просто угощаем их вкусным ужином, и преподносим этот вкусный ужин в комплекте с хорошей лекцией», — рассказывает медицинский представитель Мария.

[2]

Казалось бы, ничего страшного, но настораживают цифры. Из более чем тысячи фармкомпаний на российском рынке данные о выплатах врачам публикуют только 64. Остальным, как предполагают специалисты, есть что скрывать. Например, массовый вывоз докторов на юга. Как бы конференция. Ну, разве это взятка? Ведь все ради науки. А бизнес растет.

«Свозили тебя на конференцию какую-нибудь очень хорошую за рубеж, а ты говоришь: «Ну, замечательно, хорошая компания, продукция у нее хорошая, значит, нужно эту продукцию рекомендовать», — говорит академик РАН доктор медицинских наук Сергей Колесников.

На пару сотен действующих веществ — то, чем лечатся самые распространенные заболевания, — в России около 100 тысяч препаратов. Это не конкуренция, а настоящая война. И спрос на бойцов — медпредов — стабильно высокий. В одной Москве — 300 с лишним вакансий.

Корреспондент Первого канала попытался записаться на собеседование. На том конце трубки сразу же предупреждают: надо уметь терпеть оскорбления и не бояться ходить по головам.

«Довольно трудно бывает, когда тебя какая-то бабка-терапевт выгнала из кабинета и сказала: «Ты вообще кто такой, мальчик, сюда пришел?» Не каждый человек справится с этой работой. В поликлинике очередь, в поликлинике бабульки сидят с клюшками. Там надо пробраться, тут пролезть», — говорит менеджер фармакологической компании.

Медпреда кормят ноги. В день надо обойти 10-12 врачей, а ведь есть еще аптеки. Удалось договориться с первостольником — фармацевтом, который работает за прилавком, — хорошо. Но настоящая удача — контакт с заведующим. И такое — не редкость.

Важно понимать: если вы идете в аптеку со стандартной просьбой «дайте мне что-нибудь от. » и дальше называете причину вашего обращения, далеко не факт, что вам продадут самое эффективное лекарство. Причем в разных аптеках одной сети это лекарство будет одним и тем же — самым дорогим.

Проверяем сами — просим в аптеке «что-нибудь от аллергии». Нам сразу же советуют чудо-препарат. Зарубежный.

«Она спасает людей, которым уже ничего не помогает! Одна тысяча триста три рубля!» — говорит продавец.

В другой аптеке этой сети — десятки противоаллергических лекарств, но рекомендуют то же самое. За те же деньги. Та же картина — в третьей аптеке. При этом в некоторых эффективные, но дешевые препараты просто не продаются.

«Cамый банальный пример – цитрамон. Сейчас появилось очень много препаратов в красивых глянцевых упаковочках, с торговыми наименованиями, которые зарегистрировали производители, которые стоят порядка 100 рублей. Вот я уверяю, Вам предложат именно этот препарат. А есть цитрамон, просто цитрамон, шесть таблеток, который стоит рубль восемьдесят, я Вас уверяю, его в аптеке даже не будет. Они не будут его брать, им это не выгодно», — рассказывает эксперт фармрынка Инна Булыгина.

Чем крупнее фармкомпания, тем меньше шансов у врача отказаться от схемы «деньги в обмен на рецепт». Соблазн слишком велик.

«Все просто: мы платили врачам, они назначали наш препарат», — говорит медицинский представитель из Польши Ярек Вишневский.

Недавний пример: британская корпорация продвигала в Польше новое лекарство от астмы. Выйти на переполненный рынок было непросто, но врачи помогли.

«Я давал им деньги как бы на обучение, но потом прямо говорил, что мне нужно больше назначений нашего препарата, так что они знали, за что я плачу», — продолжает Вишневский.

А в США людей в белом стимулируют деньгами «на исследования» и за лекции, причем в таких масштабах, что пациенты даже создали целый сайт «Платят ли твоему врачу фармацевты?» Вводишь фамилию и проверяешь. Рекордсмен некая Суджата Нарайан. Семейный доктор из Калифорнии за публичные выступления получила от фармацевтов почти 44 миллиона долларов.

«Когда сомалийские пираты брали заложников, они просили миллион долларов за освобождение человека. Но у нас есть препараты, которые стоят 1-2 миллиона в год для каждого пациента. Лекарства невероятно переоценены. Это не имеет абсолютно никакого отношения к стоимости их разработки», — поясняет автор книги «Смертельно опасные лекарства», руководитель некоммерческой организации по проверке эффективности лекарственных средств (Дания) Питер Гетше.

Изобрести препарат дорого, но куда дороже продвинуть его на рынке. Сколько таблеток окупят поездки, сувениры и угощения для тех, кто их выписывает, не скажет никто. Ведь чаще всего больные платят, не глядя. И хорошо, если кошельком, а не здоровьем.

Фармкомпании сократили расходы на выплаты врачам

Такая тенденция связана с возросшим вниманием общественности к тратам фармкомпаний и методам стимулирования врачей с их стороны. За последние годы многие фармкомпании заплатили кругленькую сумму за ненадлежащий маркетинг своей продукции. Более того, согласно Physician Payment Sunshine Act, теперь фармацевтические компании и производители медицинского оборудования и изделий должны будут предоставлять информацию о выплатах врачам. По прогнозам, первые данные будут получены уже в сентябре 2014 года. Они должны показать сумму выплат, произведенных компаниями в период с августа по декабрь 2013 года.

Некоторые представители фарминдустрии объясняют сокращение выплат патентным обвалом. Например, препарат Eli Lilly Зипрекса потерял патентную защиту, так же как и Липитор компании Pfizer.

Видео (кликните для воспроизведения).

В фармотрасли многие компании уже пересмотрели свою стратегию. Так, например, представители GlaxoSmithKline заявили в декабре 2013 года, что прекратят платить врачам за то, что те рассказывают своим пациентам о препаратах GSK. Данная статья расходов компании сократилась у компании с $24 млн в 2011 году до $9,3 млн в 2012 году.

Однако далеко не все компании изменили подход к маркетингу. Johnson&Johnson, наоборот, увеличила выплаты на 17%, а у AstraZeneca они практически не изменились.

В рамках проекта Dollars for Docs ProPublica собрала данные, находящиеся в открытом доступе, о выплатах врачам 15 компаний. Согласно составленному рейтингу, на первом месте по выплатам в 2012 году оказалась Forest Labs, которая выплатила $40 млн. Компания начала публиковать подобные данные лишь с 2012 года, поэтому нельзя пока говорить о какой-либо динамике.

Фармкомпании сократили выплаты врачам за продвижение ЛС

Уважаемый посетитель uMEDp!

Читайте так же:  Аттестация бухгалтеров - как проводится

Уведомляем Вас о том, что здесь содержится информация, предназначенная исключительно для специалистов здравоохранения.

В случае если Вы не являетесь специалистом здравоохранения, администрация не несет ответственности за возможные отрицательные последствия, возникшие в результате самостоятельного использования Вами информации с портала без предварительной консультации с врачом.

Нажимая на кнопку «Войти», Вы подтверждаете, что являетесь врачом или студентом медицинского вуза.

Иностранные фармкомпании рассказали, что заплатили российским врачам 3,3 млрд руб. за год

В 2017 году выплаты от иностранных фармкомпаний получили порядка 41 тысячи российских врачей. Всего доктора заработали более 3,3 миллиарда рублей, а 25 из них – получили более миллиона каждый, передаёт РБК.

Количество выплат

Расчёты сделаны на основании отчётов 36-ти международных фармацевтических компаний о выплатах врачам за 2017 год.

Такие данные обязаны предоставлять иностранные компании, входящие в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIMP).

Хотя выплаты получили около 41 тысячи российских врачей, детально расписаны только восемь тысяч из них. Об остальных рассказано только в общем виде, так как они не согласились раскрывать свои данные.

Самой щедрой из опубликовавших отчеты фармкомпаний оказалась французская Ipsen — она перечислила в 2017 году российским врачам более 471 млн руб. Средняя выплата каждому специалисту тем самым составила 355 тыс. руб. Наименьшие суммы выплатили британская GSK и американская Celgene: 2,4 млн и менее 2 млн руб. соответственно. При этом минимальный средний «чек» оказался у венгерской Egis — 23 тыс. руб. при общих выплатах 75,8 млн руб. Имена 3,3 тыс. работников здравоохранения, с которыми сотрудничает компания, не раскрываются. Для сравнения: у GSK и Celgene средний платеж равняется 110 тыс. и 70 тыс. руб.

Врачи-миллионеры

Выплаты 1 млн руб. и более получили 25 российских специалистов, причем восемь из них — кардиологи, свидетельствуют расчеты РБК. Возглавила получившийся рейтинг врач столичной косметологической клинки Professional Алена Саромыцкая, которой французская Ipsen в прошлом году заплатила (в основном за оказанные услуги и консультации) почти 3,4 млн руб. Правда, в своем отчете производитель местом работы специалиста, являющегося сертифицированным тренером Ipsen, указал волгоградскую клинику пластической хирургии «Ассоль».

Саромыцкая подтвердила РБК, что получает гонорары от Ipsen, отказавшись уточнить сумму гонорара за отдельную лекцию или участие в конференции. «Я не подсчитывала, сколько в целом получила от этой компании, — заявила косметолог. — Я сотрудничаю с несколькими компаниями, я международный тренер, вхожу в топ-10 и читаю лекции не только в России, но и за рубежом».

Подобное сотрудничество с фармкомпаниями взаимовыгодно, говорит Саромыцкая. По ее словам, в большей степени в нем заинтересованы именно производители лекарств: специалистам, к мнению которых прислушиваются другие врачи, они готовы платить большие гонорары.

Подтвердил факт получения гонораров от Takeda и AstraZeneca и руководитель сосудистого центра столичной городской клинической больницы № 51 Дмитрий Затейщиков. Он занимает в рейтинге второе место с 2 млн руб. вознаграждения. Большая часть этих денег уходит на оплату проживания и перелеты, меньшую составляют непосредственно гонорары за лекции. По словам Затейщикова, как правило, вознаграждение за одну лекцию оставляет около 25 тыс. руб. Доход Затейщикова по основному месту работы за прошлый год — 1,4 млн руб.

«Большинство фармкомпаний приглашают прочитать лекции для саморекламы, но некоторые из них, в том числе Takeda и AstraZeneca, организуют лекции для обучения других врачей, когда я, например, рассказываю о заболевании, при котором применяется лекарство компании», — рассказал Затейщиков.

Большая часть денег фармкомпаний уходит на перелеты, констатирует врач Государственного научного центра колопроктологии Алексей Веселов (шестое место в рейтинге с суммарным доходом 1,8 млн руб. от пяти компаний). Он объясняет итоговую сумму тем, что часто летает в Сибирь и на Дальний Восток. Во время поездок, по словам Веселова, он читает лекции и проводит мастер-классы по диагностике и лечению воспалительных заболеваний кишечника. Гонорар за одну лекцию — 11–20 тыс. руб.

Запрещённые выплаты

Выплаты врачам со стороны фармацевтических компаний в России запрещены еще с 2011 года, когда был принят закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», напоминает директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента столичного департамента здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов. По его словам, сейчас, чтобы представитель фармкомпании встретился со специалистом, необходим приказ от менеджмента медицинского учреждения. Личные встречи фармпредставителя и врача практически исключены — это всегда проведение круглых столов. Но, признает Мелик-Гусейнов, фармкомпании имеют право взаимодействовать с врачами для подготовки совместных научных работ и исследований.

«Лично для меня это (сотрудничество с фармкомпаниями. — прим. ред.) возможность доводить до дальних регионов технологии из центра, рассказывать об организации медпомощи пациентам», — утверждает Веселов. Затейщиков говорит, что сотрудничает с производителями лекарств из «интереса к научным работам».

Фото: Андрей Луковский / «Коммерсантъ»

Как сообщалось ранее, антимонопольная служба завела три дела о нарушениях, допущенных крупной фармацевтической компанией «Р-Фарм». Подробнее читайте: ФАС заподозрила Минздрав в сговоре с «Р-Фарм».

Более 1,8 млрд рублей заплатили иностранные фармкомпании российским врачам

Иностранные фармкомпании опубликовали данные из которых следует что они выплатили российским врачам, медицинским организациям, чиновникам более 1,8 млрд рублей в 2015 году. Такие данные приводит газета «Ведомости» в статье 24 июня.

В число выплат входят исследование, диагностика, компенсации за проезд и обучение, плата за «услуги и консультирование», под которой скрывается выплата за рекомендацию лекарств и выписывание рецептов.

Разработчик и производитель лекарств GlaxoSmithKline (GSK) сообщил, что в 2015 г. заплатил российским врачам и ученым 619 млн руб.

Общие выплаты Bayer в России составили в прошлом году 411,7 млн руб. Merck Sharp & Dohme (MSD), как следует из ее отчета, выплатила врачам и ученым более 647,7 млн руб.

Berlin-Chemie/Menarini сообщила о выплате 49,6 млн руб. 586 врачам и еще 69 млн руб. – 90 организациям здравоохранения. На сайте Pfizer сообщается о выплате 16,8 млн руб. 11 российским организациям.

Представители российских подразделений Sanofi, Novartis, Pfizer, Janssen (структура J&J), «Р-фарма», Takeda данные о вылатах еще не опубликовали.

По данным издания выплаты получили тысячи врачей и сотням организаций.

В среднем один российский врач (из тех, кто участвовал в программах фармкомпаний) получил за год от MSD 44 191 руб., от GSK – 66 465 руб., от Berlin-Chemie – 84 641 руб. Некоторые врачи заработали более значимые суммы: например, выплаты MSD в адрес Виталия Гусарова, заведующего отделением анестезиологии и реаниматологии ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н. И. Пирогова», составили 665 800 руб. (оплата проезда, проживания, консультации). Гусаров говорит, что сотрудничает с MSD исключительно в рамках законодательства, от других комментариев газете он отказался.

Читайте так же:  Служебная записка на приобретение канцелярских товаров

Данные о платежах в России фармкомпании раскрывают впервые (по другим странам они отчитывались и раньше). Это делается в соответствии с кодексами AIPM и Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций.

Практика выплат фармкомпаний врачам и организациям здравоохранения распространена во всем мире. Газета приволит данные, по которым в США, GSK выплатила в 2014 году физическим лицам и госпиталям $213,1 млн, Pfizer – $288,7 млн , Merck Sharp & Dohme Corporation – $125,3 млн.

Фармкомпании раскрыли выплаты медработникам в России

Около 41 тыс. российских врачей в 2017 году, как подсчитал РБК, получили от компаний фарминдустрии более 3,3 млрд руб. При этом 25 из них заработали более 1 млн руб. каждый.

РБК составил топ-20 российских врачей, получивших в прошлом году наибольшие выплаты от производителей лекарств. Эти расчеты сделаны на основе отчетов 36 международных фармацевтических компаний об их выплатах в 2017 году российским врачам и организациям здравоохранения.

Такие данные уже третий год подряд раскрывают фармпроизводители, работающие на российском рынке и входящие в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM). Это отраслевое объединение, в свою очередь, является членом Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций, которая обязывает своих участников публиковать ежегодные отчеты о так называемой передаче ценностей. В них, в частности, указывается, какую сумму и за какую услугу получил конкретный врач. Это может быть оплата регистрационных взносов за участие специалиста в конференции, компенсация ему транспортных расходов, вознаграждение за оказанную консультацию. Отчитаться о таких выплатах члены AIPM должны были до 30 июня.

В прошлом году 36 фармкомпаний перечислили в адрес как минимум 41 тыс. специалистов свыше 3,3 млрд руб., подсчитал РБК. При этом детально расписаны выплаты только 8 тыс. врачей — вместе они получили около 545 млн руб. По остальным специалистам информация приводится только в общем виде, поскольку они не согласились раскрывать свои данные.
Самой щедрой из опубликовавших отчеты фармкомпаний оказалась французская Ipsen — она перечислила в 2017 году российским врачам более 471 млн руб. Средняя выплата каждому специалисту тем самым составила 355 тыс. руб. Наименьшие суммы, согласно расчетам РБК, выплатили британская GSK и американская Celgene: 2,4 млн и менее 2 млн руб. соответственно. При этом минимальный средний «чек» оказался у венгерской Egis — 23 тыс. руб. при общих выплатах 75,8 млн руб. Имена 3,3 тыс. работников здравоохранения, с которыми сотрудничает компания, не раскрываются. Для сравнения: у GSK и Celgene средний платеж равняется 110 тыс. и 70 тыс. руб.

Выплаты 1 млн руб. и более получили 25 российских специалистов, причем восемь из них — кардиологи, свидетельствуют расчеты РБК. Возглавила получившийся рейтинг врач столичной косметологической клинки Professional Алена Саромыцкая, которой французская Ipsen в прошлом году заплатила (в основном за оказанные услуги и консультации) почти 3,4 млн руб. Правда, в своем отчете производитель местом работы специалиста, являющегося сертифицированным тренером Ipsen, указал волгоградскую клинику пластической хирургии «Ассоль».

Саромыцкая подтвердила РБК, что получает гонорары от Ipsen, отказавшись уточнить сумму гонорара за отдельную лекцию или участие в конференции. «Я не подсчитывала, сколько в целом получила от этой компании, — заявила косметолог. — Я сотрудничаю с несколькими компаниями, я международный тренер, вхожу в топ-10 и читаю лекции не только в России, но и за рубежом».

Подобное сотрудничество с фармкомпаниями взаимовыгодно, говорит Саромыцкая. По ее словам, в большей степени в нем заинтересованы именно производители лекарств: специалистам, к мнению которых прислушиваются другие врачи, они готовы платить большие гонорары.

Подтвердил факт получения гонораров от Takeda и AstraZeneca и руководитель сосудистого центра столичной городской клинической больницы № 51 Дмитрий Затейщиков. Он занимает в рейтинге второе место с 2 млн руб. вознаграждения. Большая часть этих денег уходит на оплату проживания и перелеты, меньшую составляют непосредственно гонорары за лекции. По словам Затейщикова, как правило, вознаграждение за одну лекцию оставляет около 25 тыс. руб. Доход Затейщикова по основному месту работы за прошлый год — 1,4 млн руб.
«Большинство фармкомпаний приглашают прочитать лекции для саморекламы, но некоторые из них, в том числе Takeda и AstraZeneca, организуют лекции для обучения других врачей, когда я, например, рассказываю о заболевании, при котором применяется лекарство компании», — рассказал Затейщиков.

Большая часть денег фармкомпаний уходит на перелеты, констатирует врач Государственного научного центра колопроктологии Алексей Веселов (шестое место в рейтинге с суммарным доходом 1,8 млн руб. от пяти компаний). Он объясняет итоговую сумму тем, что часто летает в Сибирь и на Дальний Восток. Во время поездок, по словам Веселова, он читает лекции и проводит мастер-классы по диагностике и лечению воспалительных заболеваний кишечника. Гонорар за одну лекцию — 11–20 тыс. руб.

Из 36 отчитавших фармпроизводителей все, за исключением «Р-Фарма», являются международными корпорациями. Между тем, согласно данным DSM Group, на российском рынке отечественные производители лекарств по своему количеству лишь незначительно уступают иностранным — 600 против 700. В 2017 году российские лекарства занимали 28,5% рынка в денежном выражении и 58,7% — в натуральном. Сколько платят врачам отечественные производители, неизвестно.

Выплаты врачам со стороны фармацевтических компаний в России запрещены еще с 2011 года, когда был принят закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», напоминает директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента столичного департамента здравоохранения Давид Мелик-Гусейнов. По его словам, сейчас, чтобы представитель фармкомпании встретился со специалистом, необходим приказ от менеджмента медицинского учреждения. Личные встречи фармпредставителя и врача практически исключены — это всегда проведение круглых столов. Но, признает Мелик-Гусейнов, фармкомпании имеют право взаимодействовать с врачами для подготовки совместных научных работ и исследований.

«Лично для меня это (сотрудничество с фармкомпаниями. — РБК) возможность доводить до дальних регионов технологии из центра, рассказывать об организации медпомощи пациентам», — утверждает Веселов. Затейщиков говорит, что сотрудничает с производителями лекарств из «интереса к научным работам».

Российские врачи за год получили от иностранных фармкомпаний более 3,3 млрд рублей, подсчитал РБК

Иностранные фармкомпании, работающие на российском рынке, выплатили в 2017 году российским врачам и организациям здравоохранения более 3,3 млрд рублей. Об этом пишет РБК со ссылкой на ежегодный отчет 36 фармацевтических компаний, входящих в Ассоциацию международных фармацевтических производителей (AIPM).

Согласно отчету, всего выплаты получили около 41 тыс. российских врачей. При этом детально расписаны выплаты только 8 тыс. специалистов, которые вместе получили около 545 млн рублей. По остальным специалистам информация приводится только в общем виде, поскольку они не согласились раскрывать свои данные, отмечает издание.

[1]

Самой щедрой из опубликовавших отчеты фармкомпаний оказалась французская Ipsen — она перечислила в 2017 году российским врачам более 471 млн рублей. Наименьшие суммы, согласно расчетам РБК, выплатили британская GSK и американская Celgene: 2,4 млн и менее 2 млн рублей соответственно.

Читайте так же:  Может ли работодатель уволить беременную, как это сделать

Размер средних выплат составил от 70 тыс. (у Celgene) до 355 тыс. рублей (у Ipsen). Американская AbbVie выплатила в 2017 году как минимум 557 российским врачам почти 54 млн рублей. Эта сумма сопоставима с выплатами компании в Германии, где она перечислила 1,4 тыс. врачам 1,5 млн евро, что соответствует 99 млн рублей по среднему курсу ЦБ за прошлый год.

25 российских специалистов получили от иностранных фармкомпаний выплаты в размере 1 млн рублей и более. Деньги врачи получали за чтение лекций, участие в конференциях, а также оплату проживания и перелеты.

Возглавила получившийся рейтинг врач столичной косметологической клиники Supernova Алена Саромыцкая, которой французская Ipsen в прошлом году заплатила (в основном за оказанные услуги и консультации) почти 3,4 млн рублей.

Второе место в рейтинге занял руководитель сосудистого центра столичной городской клинической больницы N51 Дмитрий Затейщиков, который получил от компаний Takeda и AstraZeneca 2 млн рублей.

РБК напоминает, что выплаты врачам со стороны фармацевтических компаний в России запрещены еще с 2011 года, когда был принят закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Тем не менее, по словам экспертов, фармкомпании имеют право взаимодействовать с врачами для подготовки совместных научных работ и исследований.

[3]

Международные фармкомпании рассказали, кому и сколько платили в России

Разработчик и производитель лекарств GlaxoSmithKline (GSK) сообщил, что в 2015 г. заплатил российским врачам и ученым 619 млн руб. (с учетом неденежных выплат, см. врез). Около 22 млн руб. распределились между 331 врачом, примерно 15 млн руб. досталось 37 организациям здравоохранения. Оставшиеся 581,6 млн руб. – выплаты, связанные с проведением исследований (зарплаты, компенсация затрат на диагностику, ведение пациентов и проч.).

Ранее о выплатах отчитались еще несколько фармацевтических компаний, в том числе один из лидеров российского рынка – Bayer. Общие выплаты Bayer в России составили в прошлом году 411,7 млн руб., в том числе специалистам здравоохранения – 235,7 млн руб., организациям – 109 млн руб., остальное – на исследования, сказано в сообщении Bayer.

Merck Sharp & Dohme (MSD), как следует из ее отчета, выплатила врачам и ученым более 647,7 млн руб., из них 41% – для проведения исследований и разработок, рассказывает представитель компании. Другие 40% – выплаты специалистам здравоохранения, оставшиеся 19% – пожертвования и гранты в пользу организаций здравоохранения. Berlin-Chemie/Menarini сообщила о выплате 49,6 млн руб. 586 врачам и еще 69 млн руб. – 90 организациям здравоохранения. На сайте Pfizer сообщается о выплате 16,8 млн руб. 11 российским организациям.

Представители российских подразделений Sanofi, Novartis, Pfizer, Janssen (структура J&J), «Р-фарма», Takeda заверили, что их компании тоже опубликуют аналогичные данные. Представитель Teva говорит, что компания предоставит информацию в российскую Ассоциацию международных фармпроизводителей (AIPM) напрямую.

Данные о платежах в России фармкомпании раскрывают впервые (по другим странам они отчитывались и раньше). Это делается в соответствии с кодексами AIPM и Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций, объясняет представитель GSK. Все участники AIPM – их, по данным сайта организации, 62 – должны до 30 июня 2016 г. опубликовать такие данные на своих сайтах. Это повысит доверие ко всем участникам рынка здравоохранения, рассчитывает представитель MSD.

Врачам и ученым компании могли оплачивать проезд и проживание, а также «услуги и консультирование». Под видом услуг чаще всего фигурирует научно-педагогическая деятельность, например подготовка и чтение лекций, рассказывает представитель GSK; консультацией считается в том числе участие в совете экспертов.

В среднем один российский врач (из тех, кто участвовал в программах фармкомпаний) получил за год от MSD 44 191 руб., от GSK – 66 465 руб., от Berlin-Chemie – 84 641 руб. Некоторые, впрочем, заработали более значимые суммы: например, выплаты MSD в адрес Виталия Гусарова, заведующего отделением анестезиологии и реаниматологии ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н. И. Пирогова», составили 665 800 руб. (оплата проезда, проживания, консультации). Гусаров говорит, что сотрудничает с MSD исключительно в рамках законодательства, от других комментариев он отказался.

На Россию приходится очень незначительная часть глобальных платежей GSK, сообщил представитель этой компании, не уточнив деталей. Данных о платежах врачам и госпиталям по всему миру в отчетах крупнейших публичных фармацевтических компаний нет. Но, например, в США, по данным сайта openpaymentsdata.cms.gov, GSK выплатила в 2014 г. (данные за 2015 г. еще не раскрыты) физическим лицам и госпиталям $213,1 млн ($36 млн без учета исследований), Pfizer – $288,7 млн ($53,5 млн), Merck Sharp & Dohme Corporation – $125,3 млн ($26 млн), Bayer HealthCare Pharmaceuticals – $20 млн ($9,5 млн) и Bayer HealthCare – $2,1 млн ($1,4 млн).

Выплаты в расчете на одного врача невелики и из года в год остаются примерно одинаковыми, говорит исполнительный директор AIPM Владимир Шипков, в исследования компании вкладывают гораздо больше. Инвестиции в исследования, медицинское образование и научное взаимодействие остаются примерно одинаковыми, подтверждает представитель GSK. А вот индивидуальные выплаты в 2015 г. сократились – компания, по его словам, работала только со специалистами, согласившимися на раскрытие выплат.

Планы на 2016 г. опрошенные «Ведомостями» компании не комментируют. GSK, по словам ее представителя, отказалась от индивидуальных выплат за научно-педагогическую деятельность и оплату поездок на конгрессы, чтобы не создавать конфликты интересов для медицинских работников, но продолжит инвестировать в исследования и разработки, а также предоставлять независимые образовательные гранты организациям медицинских работников.

Видео (кликните для воспроизведения).

Выплаты врачам законны, но только если речь идет о проведении клинических исследований и о научно-педагогической деятельности, предупреждает старший юрист Baker & McKenzie Сергей Ломакин. Что же касается ученых и организаций здравоохранения, здесь закон допускает, по его словам, любые платежи.

Источники


  1. Прессман, Л.П. Кабинет литературы / Л.П. Прессман. — М.: Просвещение; Издание 2-е, доп., 2014. — 144 c.

  2. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2012. — 240 c.

  3. Радько, Т. Н. Теория государства и права / Т.Н. Радько. — М.: Академический проект, 2005. — 720 c.
Фармацевтические компании огласили сумму выплат врачам
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here